Как избавиться от перегруженности?

В этой статье вы узнаете об изменении восприятия негативных ярлыков, которые не дают нам и многим другим людям процветать и наслаждаться жизнью, а именно – о переносе определенных состояний человеческого сознания в разряд нормальных.

Такую методику пересмотра можно применить к любым личностным проблемам и мнимым недостаткам.

За годы практики мне довелось поработать с огромным количеством самых разных людей, и поэтому на сегодняшний день меня практически невозможно чем-то удивить. Я сталкивался со всеми видами фобий, фетишизма, зависимостей и навязчивых моделей поведения, которые вы только можете себе представить. Люди, столкнувшиеся с какими-то психологическими проблемами, часто страдают от одиночества или стыдятся самих себя. Они считают себя странными и ненормальными либо пребывают в состоянии полнейшего замешательства. В каком-то смысле все это совершенно не удивительно, потому что, несмотря на попытки современного общества снять ярлык постыдности с таких состояний, как клиническая депрессия и чрезмерная тревожность, в каком-то смысле эти состояния стали еще более тяжкой ношей для тех людей, которые от них страдают.

В последнее время стало модно медикализировать психологические проблемы, объясняя их нарушением химических процессов, происходящих в нашем организме, а не рассматривая их как «следствие столкновения с грубыми и жестокими аспектами реальности» (как говорил Милтон Эриксон). Восприятие своего состояния как «заболевания» или «расстройства» может только усугубить подавленное настроение человека. Также есть риск посчитать обычную периодическую хандру проявлением клинической депрессии, а когда вас бросает в холодный пот при одной мысли о том, что вам нужно сделать что-то очень важное, вы можете воспринять эти симптомы как проявления «синдрома избегания».

Как любит пошутить мой друг-психолог, нормальное детство превратилось в «синдром дефицита внимания и гиперактивности» (СДВГ). Не поймите меня превратно: я не хочу сказать, что все эти диагностические ярлыки не имеют ничего общего с реальностью и не обладают никакой ценностью. Для некоторых людей правильная постановка диагноза может стать настоящим облегчением – у человека словно гора падает с плеч: «Уфф, ну теперь я, по крайней мере, знаю, что со мной не так!». И я проявляю уважение к такой точке зрения в процессе работы с теми клиентами, которым были поставлены подобные диагнозы.



Однако в данном случае существует определенная опасность: когда вы воспринимаете как заболевание или генетическое расстройство те симптомы, которые на самом деле являются следствием болезненного перехода из одного этапа вашей жизни в другой, вы можете посчитать, что вы не способны контролировать собственную жизнь, а это ощущение может привести к усугублению депрессии, обострению чрезмерной тревожности или усилению зависимости. Если вы верите в то, что страдаете от какого-то серьезного заболевания, и терапевтические методики не дали эффекта, лучшее, что вы можете сделать – это смириться и просто жить с этим заболеванием.

Мы также можем чувствовать себя странными и считать свои поступки абсурдными, тогда как на самом деле мы проявляем нормальные модели человеческого поведения в попытке справиться с какими-то обстоятельствами собственной жизни. На самом деле не существует доказательств того, что в большинстве случаев депрессия развивается из-за какого-то химического дисбаланса в организме человека.

Депрессия является временным следствием каких-то неоднозначных обстоятельств нашей жизни или существенных изменений в ней. Также нет доказательств того, что алкоголизм – это неизлечимое заболевание, с которым нам придется жить. Подобные гипотезы не получили научных подтверждений, однако они все же стали частью коллективного сознания и общепринятой системы убеждений, прочно закрепившись в ней, и в каком-то смысле подобные идеи могут оказать на нас существенное негативное воздействие. Нет нужды говорить о том, что присутствие определенных психологических проблем кажется человеку просто ужасным. В неврологических расстройствах тоже мало приятного.


Однако в большинстве случаев так называемое психологическое расстройство на самом деле представляет собой определенное состояние сознания человека.

В некоторых случаях – на самом деле довольно часто – достаточно всего лишь мягко изменить отношение человека к проблемной модели поведения, помогая ему осознать то, что на самом деле это совершенно нормальная человеческая реакция, а затем, после нормализации этой модели, мы можем заменить ее на более спокойную реакцию, куда более уместную в подобных обстоятельствах. Такой подход не только помогает человеку избавиться от ощущения собственной «ненормальности», но и меняет его отношение к своему состоянию – человек чувствует, что он может контролировать происходящее и вполне способен справиться с ним. Все это подводит нас к самому мощному психологическому способу ободрения и поддержки, который в принципе существует в природе, и этот способ представляет собой возрождение надежды.

Недавно я работал с одной клиенткой, которая очень тяжело переносила беременность. Она с ужасом ожидала предстоящих родов. Пять лет назад, производя на свет своего первого ребенка, она столкнулась с серьезными осложнениями. Она чуть не умерла. Теперь она страдала от ночных кошмаров, ее мучили внезапные яркие вспышки воспоминаний о первых родах, и она ужасно боялась того, что ей предстоит пережить, - несмотря на то, что она избавилась от медицинской проблемы, которая в том случае и стала причиной осложнений. Она называла себя сумасшедшей, потому что недавно во время просмотра драмы из жизни врачей она залилась слезами во время сцены в операционной и никак не могла перестать плакать. Я пристально посмотрел на нее и сказал ей то, что я часто говорю людям, столкнувшимся с какими-то психологическими трудностями. Итак, я сказал ей следующее: «После того, что вам довелось пережить, вас можно было бы посчитать сумасшедшей лишь в том случае, если бы вы не получили такую серьезную душевную травму!». Она уставилась на меня в изумлении, а потом рассмеялась, и я буквально видел, как тяжкий груз сомнений в самой себе упал с ее плеч. Я дал ей понять, что ее реакция на пережитые события была вполне нормальной, и внезапно она вновь почувствовала себя нормальной, - какой она на самом деле и является.

Мы можете почувствовать себя ненормальными или сумасшедшими в те моменты, когда мы чувствуем себя перегруженными. Но разве можно вообще ожидать того, что хотя бы кому-то удастся спокойно справиться со всем этим? Психиатры склонны рассматривать совершенно нормальные и естественные человеческие реакции как патологии, и они способны посчитать сумасшедшим кого угодно, какой бы ни была реакция этого человека на черные и белые полосы его жизни.

Депрессия, чрезмерная тревожность, различные зависимости – на самом деле любое состояние сознания человека, о котором вы только можете подумать, всегда развивается в определенном контексте, а именно – в определенных обстоятельствах нашей жизни. При постановке медицинского диагноза многие специалисты упускают из вида именно этот момент.

Посттравматический стресс, который развился у моей клиентки, можно посчитать патологией, только если вырвать его из контекста. Однако если мы рассмотрим это состояние в контексте ее первых родов, то мы увидим, что это была совершенно нормальная реакция на то, что с ней произошло. У каждого человека – включая нас с вами - есть своя собственная история.


Мы можем рассматривать свои собственные психологические трудности или проблемы тех людей, с которыми мы работаем, сквозь призму той цели, которую преследуют определенные состояния нашего сознания, а именно – попытки адаптироваться к происходящему. Чрезмерная тревожность не является расстройством или заболеванием, на самом деле это реакция, которая потенциально может спасти нам жизнь.

Психологическая проблема становится проблемой лишь тогда, когда нормальные реакции – к примеру, беспокойство и тревожность, - начинают проявляться в тех ситуациях, в которых они скорее мешают человеку, а не помогают ему. Например, при встрече с грабителем паническая атака потенциально может спасти нам жизнь, однако паническая реакция, проявляющаяся перед осмотром у стоматолога, является совершенно неуместной. Когда я хочу перевести в разряд нормальных реакций ту реакцию, которая была расценена как патологическая каким-то другим специалистом, в большинстве случае я объясняю клиенту, почему он выдал именно такую реакцию, а затем рассказываю ему о том, что при уместном применении такая реакция может быть даже полезной.

А теперь давайте рассмотрим один пример, которым некоторым людям может показаться экстремальным. Как вы думаете, в каких обстоятельствах зависимость может стать для нас полезной? Когда мы изучаем что-то новое или осваиваем новые умения и навыки, нам необходима некоторая одержимость этим предметом или этой темой – она нам нужна для того чтобы действительно добиться каких-то успехов. Если вы хотите научиться играть на гитаре или освоить какой-то язык программирования, то вам определенно необходима привязанность к игре на гитаре или навязчивое стремление программировать на протяжении долгих часов. Эта одержимость должна присутствовать хотя бы какое-то время.



Когда я осваивал искусство гипноза, на протяжении пары лет я не мог думать ни о чем другом. На ранних этапах развития человечества эта способность привязываться к чему-то и полностью посвящать себя какому-то занятию, а также привязанность к определенным моделям поведения, которые потенциально могут сохранить нам жизнь (например, стремление убедиться в том, что у нас достаточно припасов на зиму), была необходимой и жизненно важной чертой человеческого характера, а никак не странным отклонением от нормы. Мы все знаем о тех опасностях, которые таит в себе зависимость и одержимость каким-то занятием, однако также очень важно помнить о том, что наша способность привязываться к чему-то сама по себе не является проблемой.

Проблемой может стать то занятие, которое мы выбираем в качестве объекта зависимости. А как насчет гнева? Эта реакция тоже нацелена на обеспечение нашей безопасности. Когда мы сталкиваемся с агрессией в наш адрес, гнев позволяет нам стать более страшными в глазах агрессора, а также придает нам смелости для того чтобы справиться с нависшей угрозой. В правильном контексте гнев является очень важной и нужной реакцией. Он превращается в проблему лишь тогда, когда мы направляем эти эмоции не в то русло, либо когда гнев перестает быть периодической реакцией на определенные обстоятельства и становится для нас привычным. Можем ли мы сказать то же самое о депрессии? Может быть, она тоже представляет собой нормальную реакцию, нацеленную на адаптацию к определенным обстоятельствам? Давайте отправимся в прошлое и посмотрим, как обстояли дела 10 000 лет тому назад. Когда наши далекие предки сталкивались с сокращением ресурсов – к примеру, когда им не хватало еды, - они проявляли вполне разумную реакцию: пытаясь сохранить существующие запасы энергии и с минимальными потерями пережить этот период, они делали паузу, прятались и отстранялись от происходящего – по крайней мере, на некоторое время. Когда в нашей жизни происходят какие-то существенные драматичные изменения – такие, как потеря любимого человека, увольнение с работы или какой-то несчастный случай, - нам необходимо остановиться, переключить внимание внутрь себя, - даже замкнуться в себе на некоторое время, - для того чтобы осознать то, что произошло, и обработать новую информацию. Как следует обдумав случившееся, мы можем вновь переключить внимание на внешнюю реальность, которая теперь, начиная с этого момента, будет совсем другой. Несмотря на то, что этот процесс никак нельзя назвать приятным, это замыкание в себе и отстранение от окружающего мира позволяет нам осмыслить произошедшее, осознать все множество его смыслов, лежащих на разных уровнях, и сделать необходимые выводы, а также подготовиться к тому, что теперь все будет по-другому.

При работе с клиентами, страдающими от депрессии, я часто использую аналогию. Я рассказываю им о человеке, который плывет на лодке по реке с множеством притоков. Вы можете не заметить, как свернули в приток, однако в какой-то момент вы обнаруживаете, что упавшие деревья и разросшиеся корни преградили вам путь. Делать то, что вы делали раньше, а именно – упорно двигаться вперед, - было бы по меньшей мере непрактично. В сложившейся ситуации вам необходимо остановиться, развернуть лодку и направить ее в другую сторону. Вам нужно найти путь, ведущий обратно в основное русло. Вам нужно собраться с силами, а затем продолжить плавание в другом направлении. Благодаря всем этим образам и идеям человек начинает воспринимать свои переживания как нечто более нормальное. Он понимает, что вполне способен справиться со всем этим, в его душе возрождается надежда, и он уже не чувствует себя загнанным в угол и пребывающим в стагнации. Он больше не считает, что он страдает от какого-то загадочного психического заболевания.


Я не говорю о лечении подобных состояний, потому что нам не нужно полностью избавляться от тех инстинктов, которые обеспечивают нашу безопасность. Вместо этого нам нужно научиться целенаправленно использовать естественные особенности нашей человеческой натуры так, чтобы они помогали нам, а не мешали нам жить. «Нормализация» этих так называемых «ненормальностей» не означает игнорирования или преуменьшения тех трудностей, с которыми приходится сталкиваться нашим клиентам. Она даже не предполагает необходимости ставить под сомнение истинность того ярлыка, который был на них навешен. Как я уже говорил, многие люди испытывают облегчение после постановки диагноза, этот диагноз успокаивает их. Однако нет нужды говорить о том, что перенос определенных состояний в разряд нормальных и их подробное рассмотрение в качестве естественных человеческих реакций может принести человеку существенное облегчение. Никому не нравится считать себя сумасшедшим, и почему мы вообще должны делать это? Я надеюсь на то, что эти идеи о «нормализации» показались вам интересными и полезными.

Если вы страдаете депрессией, паническими атаками, ОКР, тревожностями - запишитесь на личный прием ко мне. Я знаю как Вам помочь быстро и навсегда выбраться из этих состояний.