Подавление своих мыслей не дает эффекта

Из данной статьи вы узнаете, почему такая методика, как подавление собственных мыслей и чувств, просто-напросто не работает.

Сегодня я хочу рассказать вам о подавлении собственных мыслей – не о том ограничении свободы мысли, которое прослеживается в политической диктатуре, а о ваших собственных попытках изгнать определенные мысли из своей головы, о попытках не думать о чем-то.

Мы все знаем о «феномене розового слона»: если я попрошу вас не думать о розовых слонах, вы, скорее всего, начнете думать только о них. На самом деле это не просто байка. В 1997 году Ричард Вензлер и Даниэль Вегнер провели исследование, которое показало, что вероятность возникновения определенных мыслей у вас в голове повышается вдвое, когда вы пытаетесь подавить эти мысли – по сравнению с той ситуацией, в которой вы даете себе волю думать о чем угодно. Особый акцент делался на том, что такая вероятность повышается именно при целенаправленном приложении усилий в попытке выкинуть эти мысли из головы.


В сериале «Башни Фолти», который является классикой британского комедийного жанра, есть один показательный эпизод. В этой серии Базель Фолти (которого играет Джон Клиз) буквально одержим мыслью о том, что он может обидеть гостей из Германии, остановившихся в его отеле, случайным упоминанием о войне. Когда он общался с этими гостями, он постоянно твердил самому себе и персоналу гостиницы «Не смейте упоминать о войне!», и, конечно же, чем больше он старался не делать этого, тем чаще он допускал подобные оговорки – на удивление своих гостей из Германии. Однако на самом деле чувства Базеля вполне понятны. Когда друг говорит вам «Не оборачивайся! Там стоит человек, который в тот раз нагрубил тебе!», вы просто не сможете удержаться от искушения обернуться и посмотреть, и ваш друг обязательно скажет: «Но я же говорил тебе: не оборачивайся!».

Дело в том, что когда вы прилагаете массу усилий, пытаясь не смотреть куда-то или не думать о чем-то, вы переносите этой действие или мысль в разряд важных и действительно стоящих внимания, - то есть вы увеличиваете уровень стресса, ассоциирующегося с этой мыслью или действием. Чем больше стресса мы испытываем по поводу какого-то действия или какой-то мысли, тем более интенсивную обратную реакцию даст попытка подавить эти мысли или воздержаться от этого действия. И чем яснее мы осознаем, что мы пытаемся подавить какие-то мысли или чувства, тем с большим упорством эти мысли и чувства будут лезть на поверхность нашего сознания.


В ходе исследования, проведенного в университете штата Калифорния в 2006 году, ученые наблюдали этот феномен в действии. Испытуемые проявляли большую склонность выдавать какую-то информацию в том случае, если их просили держать эту информацию в тайне, - по сравнению с теми людьми, которых не просили об этом. То есть попытка бороться с тем, что вызывает у вас сильнейший эмоциональный отклик, скорее всего, не окажется особо успешной. Когда наше мыслящее рациональное сознание прилагает все усилия для того чтобы вести себя определенным образом, в то время как ваши подсознательные эмоциональные желания подталкивают вас в противоположном направлении, в этой борьбе одерживает победу наше подсознание, - и так происходит всегда.

Этот принцип распространяется также на беспокойные мысли. Например, осознанные попытки уснуть срабатывают крайне редко, - особенно если вы испытываете тревожность, злитесь на кого-то или беспокоитесь из-за собственной неспособности уснуть. Попытки воздержаться от курения, когда вам очень сильно хочется закурить, на самом деле мало чем отличаются от попыток Базеля Фолти воздержаться от упоминаний о войне. Когда мы применяем гипнотерапию при работе с курильщиками, мы пытаемся довести их до той стадии, на которой они наконец-то потеряют всякий интерес к курению. На этой стадии курение станет для них чуждым, то есть им больше не придется пытаться не думать об этом. Ни один человек не станет уделять много времени на размышления о тех вещах, к которым он совершенно равнодушен. Я не хочу, чтобы бывший курильщик пытался изгнать мысли о сигаретах из своего сознания, я хочу добиться того, чтобы мысль об этой вредной привычке показалась ему скучной и не имеющей к нему никакого отношения.

Он должен почувствовать, что он завершил эту главу своей жизни и пошел дальше – при этом ему не нужно убеждать себя в том, что дела обстоят именно так, он понимает, что это на самом деле правда. Если бы Базель совершенно не интересовался войной и степенью уместности упоминания о ней в разговоре с немцами, он, скорее всего, вообще не стал думать об этом, и не прилагал бы столько усилий, пытаясь воздержаться от упоминаний об этом эпизоде истории в присутствии гостей из Германии.


В ходе данного исследования был выявлен еще один очень интересный и интригующий факт: на самом деле запретная любовь или, по меньшей мере, запретный флирт кажется нам куда более привлекательным, чем возможность открыто выражать свои чувства. На одном из этапов данного исследования испытуемых попросили пофлиртовать друг с другом во время игры в карты. Некоторых испытуемых заранее попросили скрывать от всех остальных свою симпатию друг к другу. Другие участники эксперимента не получили подобных указаний. В итоге выяснилось, что попытка скрыть флирт от других участников эксперимента повысила степень привлекательности партнеров в глазах друг друга, - эти люди получили больше удовольствия от флирта, чем те люди, которые могли открыто проявлять свою симпатию.

Попытки скрыть свое влечение или сделать вид, что ничего не происходит, давали интенсивную обратную реакцию. Тот же самый принцип прослеживается в поведении курильщиков, а также у людей, которые постоянно объедаются сладостями или демонстрируют какие-то другие компульсивные модели поведения, в том случае, когда их зависимость вызывает у этих людей чувство вины или кажется им тайным, секретным удовольствием. Эти люди часто называют свою зависимость «тайным пороком». Тайное обжорство или курение делает эту модель поведения еще более привлекательной в глазах того человека, который предается ей. При выборе гипнотических техник для работы с теми клиентами, которые хотя бросить курить, избавиться от привычки переедать или какой-то другой компульсивной модели поведения, мы руководствуемся именно этим пониманием.

Мы погружаем таких клиентов в гипнотический транс и предлагаем им представить себе, как они предаются своему тайному пороку в присутствии близких и любимых людей. Данная методика лишает компульсивную модель поведения ореола секретности и снижает уровень ее привлекательности в глазах этого человека.


Итак, чем больше осознанных усилий вы прилагаете для того чтобы изгнать из своего сознания какую-то мысль, которая жаждет быть услышанной, тем громче она начинает кричать, привлекая ваше внимание, и ее голос становится еще более громким в том случае, если эта мысль связана с интенсивными эмоциями. Я могу попытаться обмануть самого себя, убеждая себя в том, что я не испытываю страха или гнева, однако чем больше усилий я приложу для того чтобы подавить это чувство и скрыть его от самого себя и других людей, тем громче начнет кричать мой страх или гнев в попытке быть услышанным.

Осознанные попытки не хихикать вряд ли станут эффективным способом избавления от неконтролируемого хихиканья. В этом случае вам больше поможет просьба посмеяться или целенаправленная активизация этой модели поведения. В терминах психотерапии подобная методика называется «парадоксальным вмешательством». Почему-то в тех ситуациях, когда смех является вполне нормальной реакцией, либо нас целенаправленно пытаются рассмешить, эта модель поведения теряет свою притягательность и лишается своей компульсивной природы.

То же самое происходит, когда мы пытаемся не покраснеть или притворяемся, что мы не покраснели. Я заметил, что в тех редких случаях, когда я сам краснею, активное привлечение внимания окружающих к тому, что я покраснел, помогает мне достаточно быстро остановить ту реакцию. Складывается такое ощущение, что открытая демонстрация этой реакции каким-то образом убивает потребность в ее проявлении.


Кроме того, мы эмоционально реагируем на те вещи, которые непосредственно затрагивают систему наших убеждений и предрассудков, либо могут пошатнуть ее. Выяснилось, что когда мы пытаемся использовать максимально политкорректные выражения и полностью сосредоточены на старании звучать толерантно и терпимо, мы с большей долей вероятности можем проговориться о каких-то расовых предрассудках, гомофобии или других проявлениях нетерпимости, которые нам присущи.

В ходе исследования, проведенного в 1994 году, выяснилось, что люди, настроенные против супрематистов, убежденных в превосходстве белой расы (да, согласен, это достаточно пугающая и вредоносная крайность, и предубеждения по поводу таких людей в принципе объяснимы), гораздо ярче демонстрировали свое отвращение и нетерпимость по отношению к экстремистам в той ситуации, когда их просили сохранять нейтралитет, - по сравнению с ситуациями, в которых их просили вести себя естественно. То есть когда мы пытаемся сделать вид, что у нас все хорошо, или когда мы притворяемся, что нормально относимся в определенному человеку, тогда как на самом деле это не так, мы таким образом лишь усугубляем свое состояние или начинаем вести себя менее благожелательно по отношению к этому человеку.

Именно поэтому не стоит просить друга «быть милым» при общении с тем человеком, которого он ненавидит всей душой, - этот метод срабатывает далеко не всегда. Но какая методика может сработать в данном случае? Вы можете попросить человека поискать достоинства и положительные черты в характере неприятного для него индивидуума. Таким образом вы переключаете его внимание (по крайней мере, на какое-то время) на более позитивные человеческие качества этого индивидуума.

Даже у самого плохого человека на этой планете есть не только недостатки и пороки, но и положительные качества, и он точно так же подвержен человеческим слабостям. Вы можете сказать следующее: «Я знаю, что тебе не очень нравится тетушка Мария, однако она недавно перенесла тяжелую болезнь, и она действительно хочет снова тебя увидеть». Не стоит говорить: «Я знаю, что ты терпеть не можешь тетушку Марию, но все же постарайся быть с ней милым, и притворись, что она тебе нравится». Разница между этими двумя формулировками такова: вы не просите человека притворяться и демонстрировать чувства, которых у него нет, вы просите его обратить внимание на достоинства неприятного для него индивидуума или на те аспекты, которые могут вызвать сочувствие. Вам совершенно не обязательно испытывать искреннюю симпатию к собеседнику для того чтобы общаться с ним благожелательно и дружелюбно. Когда другие люди делают вид, что испытывают к нам симпатию, мы очень часто чувствуем, что на самом деле это не так.


Да, попытки осознанно подавить свои чувства на самом деле лишь усиливают наши эмоции, но все же мы не должны проявлять эмоциональную несдержанность и постоянно демонстрировать свои истинные чувства по поводу всего, что происходит вокруг. Только представьте, какой хаос воцарится в мире, если каждый из нас начнет открыто выражать свое отношение к происходящему! Мы очень быстро потеряем ощущение перспективы. Мы вместе с нашими чувствами и переживаниями играем главную роль далеко не во всех ситуациях и обстоятельствах. Когда соседский ребенок кричит на улице в 2 часа ночи, у меня может возникнуть очень сильное желание заорать в ответ «Заткнись!», однако в то же время мне нужно сохранить хорошие отношения с его родителями и проявить к ним уважение, поэтому я подавлю подобное стремление.

На самом деле это нормально, потому этот крик не будет продолжаться вечно. Окружающие ожидают от нас того, что в некоторых случаях мы сможем подавить свои стремления ради всеобщего блага. Более того, подавление бесполезных и беспокойных мыслей и эмоций в моменте здесь и сейчас очень часто является необходимым условием для достижения максимальной продуктивности. Однако если мы будем постоянно подавлять все свои эмоции, это может превратиться в проблему, и со временем какая-то эмоция обязательно прорвется на поверхность.


Я считаю, что каждому из нас нужно постоянно помнить о важности признания своих эмоций. Нам не стоит притворяться, что мы не испытываем всех этих чувств. Когда мы находимся не в настроении, или на нас накатила хандра, последнее, что нам нужно делать – это притворяться, что мы веселы, бодры и радуемся жизни. Признав свои эмоции и свое плохое настроение, мы сможем как-то изменить ситуацию, и в этом нам поможет осознанность, которая представляет собой умение наблюдать за своими чувствами и мыслями. Развитие осознанности поможет вам избежать ловушки постоянного подавления своих мыслей и чувств. Практика развития осознанности, медитация или прослушивание гипнотических сеансов позволит вам просто принять свои мысли и чувства без вынесения каких-то суждений. Кроме того, вы перестаете идентифицировать себя с этими эмоциями и переживаниями.

Вы - это не ваши мысли и переживания. Эти мысли и чувства являются скорее гостями в вашем доме, а не самим домом.

Попытки подавить свои мысли и чувства напоминают попытки остановить кипение, накрыв кастрюлю крышкой, тогда как на самом деле вам нужно убавить газ. Когда мы научимся снижать накал страстей и убавлять температуру тех чувств, которые становятся для нас проблемой, нам больше не придется обращаться к подавлению своих мыслей и переживаний. Расслабленное отношение к чему-то меняет наше восприятие этого аспекта жизни – он больше не является для нас проблемой. Если бы Базель Фолти расслабился по поводу присутствия в его отеле гостей из Германии, у него не возникла бы потребность прилагать огромное количество усилий для того чтобы избежать любых упоминаний о войне в разговоре с ними.


Мы используем гипноз для погружения наших клиентов в состояние расслабления.

Мы учим их расслабляться в тот момент, когда им в голову приходят беспокойные мысли, вместо того, чтобы целенаправленно пытаться изгнать эти мысли из своей головы. Например, при работе с клиентом, который больше всего на свете боится сделать ошибку во время публичного выступления, я погружаю его в состояние глубокого расслабления и предлагаю ему в этом состоянии представить себе, как он делает ошибку в ходе выступления.

Эта методика может показаться парадоксальной, но обретение расслабленного отношения к возможности сделать ошибку в ходе выступления перед аудиторией снижает вероятность того, что этот человек вновь начнет тревожиться по этому поводу, и, следовательно, уменьшает риски действительно сделать ошибку в ходе выступления. Этот подход также дает эффект при работе с ипохондриками. Ипохондрия представляет собой нездоровое и деструктивное использование собственного воображения.

При работе с ипохондриками я говорю им о том, что мы можем представить себе все, что угодно, - на самом деле это не имеет значения, важно то, как мы себя чувствуем, когда представляем себе что-то. Мы можем представить себе, что у нас есть определенное заболевание, однако если мы думаем об этом спокойно и отстраненно, мы перестаем вмешиваться в работу нашего воображения, и нам больше не приходится прилагать огромное количество усилий для того чтобы изгнать эти мысли из своей головы. В итоге слон, поселившийся в нашем сознании, вновь превращается в муху, которая в какой-то момент вылетает в окно и оставляет вас в покое.


Итак, наука и здравый смысл говорят нам о том, что тайные романы – будь то романтическая связь с живым человеком или с какой-то субстанцией вроде табака, - кажутся нам более привлекательными.

Попытки не думать о чем-то или подавить какое-то чувство приводят к тому, что мы начинаем обращать на эту мысль или эмоцию еще больше внимания.

Самый лучший способ избавления от подобной привычки заключается в обретении новой манеры мышления и восприятия того, чего вы хотите избежать – так, чтобы пугающая мысль или эмоция больше не оказывала сильнейшего давления на ваше сознание.

Итак, вы уже наверно, знаете о том, что в своей работе я использую подход, который помогает быстро и навсегда избавиться от данной проблемы. Если вы устали от потока неконтролируемых мыслей и чувств, то вам необходимо связаться со мной по телефону. Позвоните по телефону и узнайте, как я могу помочь именно вам.